Tags: Переяславская Рада

Варяги, Русь

Сводные данные из записных книг о приведенных к присяге жителях украинских сел и городов

Сводные данные из записных книг о приведенных к присяге жителях украинских сел и городов после воссоединения Украины с Россией
январь-февраль 1654 г.
Варяги, Русь

Воссоединение Украины с Россией (продолжение)

Но вопрос о вольностях и правах собственности по-прежнему беспокоил казацкую старшину. 14 января 1654 г. писарь И.Выговский, а также войсковой судья с группой полковников снова заявились к царским послам «и говорили: не изволили де вы присягать за великого государя нашего, его царское величество, и вы де дайте нам писмо за своими руками, чтоб волностям их и правом и маетностям быть по-прежнему, для того, чтоб всякому полковнику было что показать, приехав в свой полк». В ответ послы напомнили им: «А говорили вы о том, что хотели послать бить челом к великому государю нашему, к его царскому величеству, и ныне надобно вам делать так, чтоб Божие и государево дело во всем совершить по его государскому указу».

Опровержением теорий о том, что якобы казаки, гетман и старшина под присягой не понимали переход в подданство царя, и что это якобы потом коварная Москва извратила суть Переяславской Рады, является очень примечательный факт из официальных документов того времени. До включения Малой Руси в состав России царь официально именовался в переписке великим князем всея Русии или Великой Руси. В том же Статейном списке Бутурлин обращаясь к царю все время его так именует. Так же точно его именует и Богдан Хмельницкий в своих письмах до 1654 года. Но уже в феврале 1654 года, посылая мартовские статьи царю он пишет: «великий государю царю и великий княже Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя Русии…» Таким образом, не только сам царь официально стал так именоваться, но и Богдан Хмельницкий признает, что он теперь великий князь, т.е. глава, Великой и Малой Русии.  Подтверждением тому, что Богдан Хмельницкий переходил в подданство царя московского является отправка вместе с посольством Бутурлина новых символов власти для гетьмана Богдана Хмельницкого. Когда посольство уже выехало, в селе Кричино их настигла грамота царя с толмачом Артемием Карповым, в которой было сказано: «как гетмана Богдана Хмельницкого к вере приведут, и ему государево жалование дати булаву, да знамя, да фазею, да шапку горлатную»  (Статейный список//Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.426)). Очевидно, что новые символы власти, такие как булава и знамя, должны были символизировать, что теперь Богдан Хмельницкий получает власть и осуществляет управление от имени царя московского.

Кроме того, ни у Богдана Хмельницкого, ни у его старшины не было украинского самосознания. Не было еще сформировано и национальное самосознание широких масс населения. Не было и планов по созданию независимого государства «Украина». Об этом свидетельствует само выступление Богдана Хмельницкого на Переяславской Раде, где вопрос о независимости, как один из вариантов даже не предлагался. Предлагалось только подданство одному из четырех царей. Они не называли народ украинским и себя так не называли. Сам термин «украина» тогда означал просто «окраина» и как обозначение конкретной страны не использовался. Богдан же называл украинские земли «Малой Русью», а население называл «русским», о чем свидетельствуют его письма. Так в мартовских статьях посланных к Алексею Михайловичу он пишет: «…мы Богдан Хмельницкий, гетьман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское и весь мир христианский российский до лица земли челом бьем…»   (Документы Богдана Хмельницкого, стр. 323). И веру свою он называет : «православной росийскою» (Документы Богдана Хмельницкого, стр. 286). В том же письме он пишет: «…також части сие Малые Руси нашия» (Документы Богдана Хмельницкого, стр. 286). В письме к Алексею Михайловичу от 9(19)августа 1653 года он пишет: «Король польский со всею силою лятцкою идет на нас, погубити хотя веру православную, церквы святые, народ православной христианский из Малые всея Росии». (Документы Богдана Хмельницкого, стр. 298). Из Статейного списка, (который я приводил) видно, что 7 января в своей речи перед Бутурлиным, он также использует термин Малая Русь. Этот термин очень часто встречается в документах того времени. В Статейном списке о посольстве Бутурлина, где речь идет о приведение к присяге не только запорожского войска, но и остального населения, читаем: «как они, аже даст Бог, гетмана и Войско Запорожское к вере приводити учнут и в городы пошлют, и им велено в записях, которые к ним присланы, про Киев, и про Чернигов, и про всю Малую Русь приписати против того, как в государеве грамоте написано.» (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.442-443) Встретивший в Переяславле боярина Бутурлина с посольством протопоп Григорий обращается к ним с речью, в которой есть такие слова: «…еже совокупитися во едино Малой и Великой Росии и быти под единого великодержавного благочестивого царя восточного крепкою рукою. Еже мы отверстыми сердцы восприемше, желаем усердно, да не точию сию Господь Бог наш соединит Малую Росию, но и всего мира царства да покорит под его царского пресветлого величества непреборимую руку». (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.454-455) Из этих слов, во-первых, следует, что не только в России называли тогда Украину Малой Русью или Малой Росией, но и на Украине ее называли Малой Росией. А во-вторых, представитель духовенства в Переяславле также понимал происходящее, как объединение Великой и Малой Росии и переход населения последней в подданство российского царя.

В конце февраля 1654 года Богдан Хмельницкий отправляет в Москву перечень статей, по которым он хотел получить от царя подтверждение. Они вошли в историю под названием мартовских статей (березневі статті). Здесь в обман вводит само название этого документа, которое используется в литературе. Неподготовленный читатель может подумать, что это статьи какого-то договора. Националисты рассматривают этот документ как доказательства некой «независимой» дипломатии Украины. Спекуляции на эту тему огромны. Так, например, пытается представить дело известный историк Сергийчук В.: «По суті справи, це був документ, яким обидві сторони взяли на себе відповідні забов’язання…У ньому, як видно, Україні гарантувалася певна державна самостійність, як зовнішня, так і внутрішня. Інша справа, що Богдан Хмельницький і старшина розуміли зміст цих статей як військовий союз, а російський цар обертав їх у «пожалування»» (Сергийчук В. , Іменем війська запорозького, стр. 217). Тут вам и «зовнішня» и «внутрішня самостійність», и «військовий союз», и извращение коварным московським царем договореностей. Короче, «полный фарш» – можно бежать за западным грантом. Совсем недавно 22 июня в день отправки грамоты Алексеем Михайловичем о решении присоединить Украину к России, на национальном телевидении Украины был показан «патриотический» документальный фильм, посвященный этим событиям и торжественно напыщенным голосом Богдан Ступка повторял те же концепции националистов, старательно обходя молчанием сам текст этих статей. Я не думаю, что Богдан Ступка не читал мартовских статей, поэтому для меня странно, что такой заслуженный артист занимается откровенным обманом. Как правило, проходимцы от истории пользуются тем, что подавляющее большинство людей в Украине никогда этот документ не читали. Поэтому я решил специально выложить полностью текст этих мартовских статей, чтобы каждый мог убедиться, о чем там идет речь.

http://history-of-ukr.livejournal.com/1029.html

На самом деле этот документ является прошением на имя главы государства, или как его называли тогда челобитная. О том, что никто не извращал смысл этого документа свидетельствуют приведенные выше цитаты, где и сами казаки заявляют, что пошлют прошение на имя царя и потом послы 14 января им напомнили об этом. Оригинал этого документа не сохранился, но сохранился перевод сделанный в Посольском приказе. И в самом заголовке указывается, что это Прошение (Прошение по пунктам Богдана Хмельницкого о подтверждении прежних их прав и вольностей, и о судах и о протчем).

В соответствии с тем, что это прошение, царь должен был рассмотреть эти статьи и наложить свою резолюцию, что он и сделал вместе с Боярской думой.

Сам перечень статей поданных на утверждение царю также весьма примечательный. Богдан Хмельницкий просит утвердить права и вольности Войска Запорожского(ст.1), шляхты(ст.3), духовных и мирских людей(ст.13), просит оставить некоторое самоуправление в судах(ст.3), городском самоуправлении(ст.3). При этом эти пожелания высказаны в самой общей форме. Отдельно оговаривается право избрания гетмана войском запорожским(ст.6) и сохранение за гетманом староства Чигиринского (ст.5). Также Богдан Хмельницкий оговаривает возможность сношений с иностранными государствами, но под контролем царского правительства (ст.14) и просит военной помощи в ст.19-20 и 22-23. До этого, еще до Переяславской Рады, он просил прислать гарнизон в Киев в размере 3000 человек, что и было исполнено. Наиболее же детально он расписывает пункты с просьбой назначить жалование для войска запорожского(ст.8-12 и ст.21). Размер войска он просит назначить 60 000 (ст.2). Очевидно, что если гетман считал себя равным по статусу царю московскому и претендовал на создание независимого государства, просить назначить жалование для войска у царя он не мог. Никто бы не стал платить жалование войску независимого государства и содержать его. Тем более, что поляки разрешали иметь ему только 20 000. Здесь же он хочет увеличить армию в три раза.  Также примечательна и статья 4. В ней Богдан Хмельницкий высказывает пожелание, чтобы назначаемые для сбора налогов в царскую казну чиновники назначались из местного населения. Другими словами, Богдан Хмельницкий признает, что с земель будут взыматься налоги в царскую казну, как и с любых других подвластных царю земель. Становится понятно из этих статей, почему Богдан Ступка в компании с творцами фильма старались обойти молчанием содержание этих статей, ограничиваясь только общими оценками, ссылками на «авторитеты» и демагогией. Само содержание статей уже опровергает всякие теории про союзный договор и равноправие договаривающихся сторон. На самом деле, Малая Русь входила в состав России, население становилось подданными российского царя, приносило присягу на верность царю вместе с войском запорожским, на ее территорию  вступали войска, присылались чиновники для переписи населения и определения налогов. Войско запорожское получало новые знамена, гетман новую булаву, присылалась новая печать для гетмана(«Да с теми ж посланники вашими послали к тебе, гетману, и в Войско Запорожское нашу государскую печать с нашим государским имянованьем, потому что прежняя войсковая печать – с королевским именованьем, и ныне тою прежнею печатью печатать не годитца». (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.567)).  Сам царь официально включил в свой титул, что он князь Малой Русии или Руси. Получается, что националисты нас пытаются уверить, что, в действительности, и царь, и казаки ломали комедию, изображали церемонии подачи прошений, приносили присяги, признавали титулы царя, пускали чиновников для описи населения, прекрасно понимая, что, на самом деле, перехода в подданство никакого нет, а потом, вдруг, коварный царь передумал, и решил действительно включить в состав России «независимую»  Украину, чем обидел жаждавших независимости казаков. Решение царя было сообщено послам 19 марта. Большинство статей было одобрено и получило положительные резолюции типа: «Государь указал и бояре приговорили: быть по их челобитью», но в ряде случаев резолюции сопровождались определенными оговорками. 21 марта послы гетмана направили боярам новое прошение, состоящую из 11 статей. Боярская дума снова их рассмотрела и наложила резолюции, которые и были отправлены Богдану Хмельницкому. Полный текст этого документа я тоже выложил:

http://history-of-ukr.livejournal.com/1382.html

Некоторые пункты мартовских статей подтверждались отдельными жалованными грамотами, поэтому эти статьи не входили в перечень статей от 21 марта, утвержденных царем и Боярской думой и переданных с послами Б. Хмельницкому. В жалованной грамоте Войску Запорожскому, говорилось:  «...И мы великий государь, наше царское величество, подданного нашего Богдана Хмелницкого, гетмана войска запорожского и все наше царского величества войско запорожское пожаловали, велели им быти под нашею царского величества высокою рукою, по прежним их правам и привилиям, каковы им даны от королей полских и великих князей литовских, и тех их прав и волностей нарушивати ничем не велели, и судитись им велели от своих старших по своим прежним правам (а наши царского величества бояря и воеводы в те их войсковые суды вступати не будут). А число Войска Запорожского указали есмя, по их же челобитью, учинить спискового 60 000, и всегда полное. А буде судом божиим смерть случитца гетману, и мы, великий государь, поволили Войску Запорожскому обирати гетмана по прежним их обычаем самим меж себя». ( Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.568). В жалованной грамоте лично гетману Б.Хмельницкому, подтверждалась его просьба закрепить за ним «староство чигиринское». «...и били челом нам великому государю, нашему царскому величеству, он гетман Богдан Хмелницкий: что наперед сего от королей полских дано было войска запорожского на гетманскую булаву староство чигиринское со всеми к нему приналежностями, [...]. И мы великий государь, наше царское величество, Богдана Хмельницкого, гетмана Войска Запорожского пожаловали, староству чигиринскому со всеми приналежностями велели быти войска запорожского при гетманской булаве по прежним правам и привилиям непорушимо». ( Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.570).  Было бы странно думать, что глава независимого государства, просит подтвердить у главы другого государства права на то, чем он и так владел. Царь подтвердил Богдану Хмельницкому, что «прежними своими вотчинами, Суботовым и Новоселками владеть по прежнему, как за ним было наперед сего и по сей нашей государской жаловалной грамоте, свободно». А также Алексей Михайлович пожаловал дополнительно гетману и его потомкам во владение город Гадяч.

В Жалованной грамоте малороссийской шляхте также подтверждались их права и вольности, которыми они владели при королях польских: «Божиею милостию, мы великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя Росии самодержец, пожаловали есмя нашие царского величества отчины Малые Росии жителей, людей стану шляхетцкого: [...] поволити шляхте благочестивой християнской веры, которые в Малой Росии обретаютца и веру нам великому государю на подданство учинили, быти при своих шляхетцких волностях и правах и привилиях».  Также малороссийскому духовенству был выдан ряд царских жалованных грамот. Непосредственно к царю обращались с просьбами о подтверждении своих прав на прежние имения, а также о пожаловании новых, и просто отдельные лица. Посланцы гетмана — войсковой судья Самойло Богданович и полковник Павел Тетеря, имея возможность лично обратиться к царю, поспешили решить свои имущественные вопросы и обратились с просьбами о выдаче жалованных грамот: «мне судье на местечко Имглеев Старый, с подданными, в нем будучими и со всеми землями, издавна до Имглеева належачими, а мне полковнику на местечко Смелую, також с подданными...». Очевидно, что если бы казаки рассматривали Переяславскую Раду, как союзный договор, то с прошениями о предоставлении им городов они должны были бы обращаться к Богдану Хмельницкому, а не к царю. Если бы речь шла о временном союзном договоре, то не нужно было бы и Богдану Хмельницкому посылать прошение на имя царя, с просьбой подтвердить их права, которые и так им принадлежали. Но так как Богдан Хмельницкий, старшина, шляхта и другие сословия получали прежде свои имения и вольности по жалованию короля польского, то теперь, становясь подданными царя, они просили подтверждения всех тех прав и владений, которыми они обладали в польском государстве.

Такой же абсурдностью обладают теории о том, что перейдя в подданство к российскому царю, казаки и население Украины сразу почувствовали страшный гнет самодержавия. Как свидетельствуют документы, большинство статей встретило одобрение в Москве, с небольшими оговорками. Все права и привилегии сословные, а также права собственности были подтверждены. Подтверждались вольности, внутренне самоуправление и даже определенные внешние сношения. Налоги устанавливались практически такие же, какими они были и при польской власти. Кроме того, в начальный период налоги хотя и собирались, но до Москвы не доезжали, так как по старинной нашей традиции разворовывались просто по пути, оседая в карманах казацкой старшины. Фактически для населения мало что изменилось. Шляхта сохранила свои права и собственность, крепостные как платили налоги и отрабатывали барщину, так и продолжали это делать. Мещане, духовные и торговые люди также сохраняли свой социальный статус и положение, которым они обладали и прежде. Поэтому почувствовать «гнет самодержавия» население просто не могло. 

Пожалования царя касались только сословных привилегий. Никаких грамот, учреждающих автономию или независимое княжество под протекторатом российского царя, Алексей Михайлович не выдавал. Он не создавал никаких новых институтов власти на территории Малой Руси. Богдан Хмельницкий оставался по-прежнему гетманом Войска Запорожского. Хотя фактически на тот момент он осуществлял  автономное управление всей территорией Малой Руси, это не означает, что в Москве его рассматривали как главу некоего независимого государства и равного по статусу царю российскому. Поэтому обвинения в адрес Алексея Михайловича абсолютно беспочвенны.

В первуй половине января 1654 года был составлен список официальных представителей московского царя, которые должны были отправиться в различные города Малой Руси, чтобы принять присягу. Представители должны были отправиться в каждый полк и города, которые за этим полком числились. Он показывает, что на верность царю присягала не какая-то небольшая численность казаков в Переяславле, а огромная масса населения по всей Малой Руси. Присягу принимали от Винницы до Чернигова и Конотопа. (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.517)  Причем никаких рецидивов, сопротивления или возмущения не наблюдалось. Сохранился также и сводный список приведенных к присяге. Только в Переяславле, Киеве, Чернигове и Нежине «к вере» приведены были 127338 человек. И далее следует большой список остальных населенных пунктов на 10 страниц с численностью приносивших присягу (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.534-544).  После принесения присяги населением Малороссии, Алексей Михайлович отправляет специальные грамоты в соседние государства с объявлением включения Украины в состав России. Так 7 февраля 1654 года, он отправляет молдавскому воеводе Стефану грамоту, в которой пишет: «И мы, великий государь наше царское величество, тебе, Стефану воеводе и владетелю Молдавской земли, объявляем, что в нынешнем во 162-м году(7162/1654) от гонения православные христианские веры и от насилования учинилися под нашею царского величиства высокою рукою в вечном подданстве Богдан Хмельнитцкий, гетман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское з городами и з землями, которые в Малой Росии належат к княжеству Киевскому и Черниговскому, и вся Малая Русь» (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.545).   

Таким образом, на основании имеющихся документов, даже с точки зрения современного права присоединение Украины к России было совершенно законным актом. Гетман, Войско Запорожское и все подвластное гетману население приносили присягу и становились подданными российского царя на вечные времена на добровольной основе, и это однозначно понимали как в Москве, так и на Украине. Включаемые в состав России новые земли получали только определенное самоуправление, а не статус автономии или полузависимого княжества. Русский царь занимал место, которое до этого занимал король польский по отношению к населению Украины. При этом с переходом в подданство к российскому царю сохранялись все прежние сословные права и привилегии населения, расширялись вольности реестрового казачества и прекращались притеснения православной церкви. Нет никаких документов, которые бы показывали стремление Богдана Хмельницкого и казацкой старшины к образованию независимого государства. Нет даже признаков некоего украинского самосознания у казацкой верхушки. Не подписывалось и никаких договоров между царем московским и гетманом Богданом Хмельницким. Соответственно нет и оснований для обвинения Москвы в нарушении договоренностей, предательстве или измене союзным обязательствам, которые можно было бы трактовать как захват борющейся за независимость Украины.

Варяги, Русь

Воссоединение Украины с Россией

Сейчас в Украине насаждается миф о том, что воссоединение Украины с Россией было не актом включения украинских земель в состав России, а якобы попыткой запорожских казаков во главе с гетманом Богданом Хмельницким создать независимое государство Украина. Переяславскую Раду пытаются представить, как заключение союзного договора между Украиной и Россией, который потом якобы был нарушен «коварным» Алексеем Михайловичем. За этим стоит стремление оспорить законность включения в 1654 году земель Украины в состав России. Как пример, можно привести слова академика А. Кримского относительно казацкой старшины, что им «Україна уявлялась як самостійна держава, але в злуці з однією з сусідніх держав».

Эти «исторические мифы» появились не вчера.  Запад, и прежде всего Великобритания и США, активно поддерживают и спонсируют подобные националистические проекты, начиная еще с конца 19 века.  Историк В.Липинский в своей работе «Україна на переломі», изданной в 1920 г., писал, что «его [Хмельницкого] соглашение с Москвой в 1654 г. было таким же самым случайным союзом, направленным против Польши, какими были все его предыдущие такие же самые союзы с Крымом, а прежде всего с Турцией». При этом, он пытается представить Переяславскую Раду, как некий протекторат над государством Украина со стороны России за денежное вознаграждение:

«В борьбе с Польшей Царь занял место Султана, и только. Став протектором Украины, он должен был ей дать военную помощь против Польши и за эту помощь должен был получать от Украины определенную ежегодную денежную дань такую самую, какую получал за свой протекторат Султан в Семиградье, в Молдавии, в Валахии. И соглашение с Царем делается по тем готовым образцам, по каким и делались до того времени соглашения Украины в деле протектората с Султаном».  Другой украинский историк, Р.Лащенко, вообще утверждал, что в данном случае имел место договор равных сторон, а не протекторат и что Богдан Хмельницкий считал себя равным по статусу московскому царю. Комментируя на страницах своей книги «Переяславський договір 1654 р. між Україною і царем Московським», изданной в Праге в 1923 г., вышеприведенные высказывания В.Липинского, Р.Лащенко указывал: «Каким же способом связать такое поведение гетмана, который считал сам себя «царю равным» с идеей протектората? Ведь идея протектората, как и идея вассальной зависимости является отрицанием идеи равенства, потому что между тем, кому протежируют, и тем, кто протежирует, равенства во взаимоотношениях быть не может, как не может его быть между подопечным и опекуном».

«При тех же связях, которые намечались пактами Переяславского договора — гетман Хмельницкий только признавал «моральный авторитет» царя Московского, своего политического и военного союзника, пусть даже признавал и его «моральное верховенство», но вместе с тем решительно отрицал какое-нибудь право царя на вмешательство во внутренние дела Украины, оставляя всю полноту власти на управление казацким государством исключительно за собой и своим правительством, а также сохраняя за собой и право сношений с другими государствами». (Переяславський договір 1654 р. між Україною і царем Московським, Прага, 1923 г.) Примечательно и место издания последней работы. Чехословакия только без году неделя получила независимость после первой мировой войны и включила в свой состав Подкарпатскую Русь, но уже активно стала  (не без подсказки Лондона и Вашингтона) бороться с сепаратистскими движениями среди русинов подавляя их национальное самосознание.  Естественно и сейчас, жадною толпой у кормушки с западными грантами выстроились многие украинские историки, всячески доказывая хозяевам с запада, что у них самые что ни на есть «правильные», «демократические» взгляды на историю Украины и России.

Так современный, правильно улавливающий ветер перемен, историк Сергийчук В. пытается представить дело так, будто принесение присяги на Переяславской Раде вообще ничего не значащий факт, что изначально никто не собирался становиться подданым царя, а просто это был дипломатический маневр Богдана Хмельницкого с целью втянуть Россию в войну с Польшей: «Богдан Хмельницький і старшина вважали своїм головним завданням втягнути Московську державу у війну з Польщею, чого добивалися дипломатичними заходами, починаючи з 1648 року, і, крім того, зажадали від Росії гарантій, що вона доти воюватиме з Річчю Посполитою, поки українські землі не будуть визволені з-під шляхетського панування» (Сергийчук В. , Іменем війська запорозького, стр. 212).

Обман историков на службе у политиков основан на том, что большинство населения не знакомо с документами, связанными с Переяславской Радой. Документов же сохранилось очень много и они изданы. Чтобы разобраться в событиях 350-летней давности нужно обратиться, прежде всего, к ним.

С самого начала конфликта с польскими властями, Богдан Хмельницкий не стремился к созданию независимой Украины, а стремился только добиться определенных прав для казацкой старшины, сравнимых с правами и привилегиями польской шляхты. Руководители казачества только по религиозному вопросу выходили за рамки чисто сословных интересов, добиваясь от польского короля ликвидации церковной унии и прекращения гонений на православную веру. Но уже начиная с 1648 года Богдан Хмельницкий начал обращался к царю Алексею Михайловичу с просьбой взять его и войско запорожское в подданство, понимая что вряд ли удастся добиться желаемого от польского правительства. Он начал зондировать предусмотрительно почву в Москве. Сначала это были намеки содействовать царю, если он начнет воевать с Речью Посполитой.

«Зичили бихмо соби самодержца господаря такого в своей земли, яко ваша царская велможност православний хрестиянский цар, азали би предвичное пророчество от Христа Бога нашего исполнилося, што все в руках его святое милости. В чом упевняем ваше царское величество, если би била на то воля Божая, а поспех твуй царский зараз, не бавячися, на панство тое наступати, а ми зо всим Войском Запорозким услужить вашой царской велможности готовисмо, до которогосмо з найнижшими услугами своими яко найпилне ся отдаемо».

Дат с Черкас, июня 8, 1648. (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.2, стр.33)

Но затем стал заводить и более конкретные речи о подданстве. Никаких писем с просьбами помочь «в розбудові незалежної України» или повоевать бесплатно за независимость Украины к царю он не посылал. Да это было бы просто невозможно. Вот что говорил Григорий Богданов 7 августа 1651 года, посланный в Москву Богданом Хмельницким:

«А есть ли де великий государь его, гетмана, с Войском Запорожским и всю Малую Русь всяких чинов людей примет, и он бы его великого государя его царского величества имянем был крымскому царю страшен. И обид бы от него, крымского царя, никаких терпеть не стал, и никакова б братства и ссылки с крымским царем без повеления царского величества держати не стал».(Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.123)

В начале 1652 года положение Богдана Хмельницкого становилось все более тяжелым. Поэтому, обращения к царю приобретают более отчаянный характер.

«Естли де царское величество его гетмана, и всего Войска Запорожского ныне под свою государеву высокую руку принятии не изволит, и в том де меж ими бог разсудит, а они де, черкасы, уже никоторому государю в подданство не подадутца». (Расспросные речи в Посольском приказе купца П. Зеркальникова, ездившего к Богдану Хмельницкому …. //Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.199)

В феврале того же 1652 года, поздравляя с назначением путивльским воеводою Федора Хилкова, Богдан Хмельницкий снова пишет:

«Тішимся с того і жичим абис в добром здоров’ю єго царському величеству служил і на нас ласкав бил… А якосмо перед тим готови били повеленіям єго царського величества повиноватися во всем, і слухат, так і тепер просим, штобы єго царское величество нас от служби своєй царской не откидал, і от ласки не отдалял, і под кріпкую руку свою приняти рачил…»(Документы Богдана Хмельницкого, стр.252) Выдавая проездной универсал Андрею Кузнецову и Константину Волкову, возвращавшимся из турецкого плена в Россию, Богдан Хмельницкий снова обращается к царю: «…просим, чтоб ваше царское величество им милость свою царскую, яко казакам донским оказавши, и нас, слуг своих, от милостивого своего царского жалованья не откидал. При том вашему царскому величеству вторицєю ниско челом бьем и служить прямо и верно будем.  Писан в Чигирине, апреля 20-го дня 1652. » (Документы Богданы Хмельницкого, стр. 260) Почти слово в слово он повторяет это обращение к царю в письме путильвскому воеводе Хилкову от 17 мая 1652. В декабре 1652 года Алексей Михайлович повелел принять на Казенном дворе послов от Богдана Хмельницкого: «И посланники говорили: то де их делу начало и конец, что прислал их к царскому величеству гетман Богдан Хмельнитцкой и все Войско Запорожское, а велели бити челом, чтоб царское величество для православные христианские веры над ними умилосердился, велел их принятии под свою государеву высокую руку. И будет де царское величество их пожалует, под свою государеву высокую руку принятии изволит и им, посланником, про то сказать велит, и они де в то время о тех делах, о чем с ними наказано, объявит и говорить учнут. А под королевскою де рукою уж они бытии и с ыиными иноверцы случатись и соединятись не хотят и полякам ни в чом не верят». 17 декабря 1652 года (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.245))

В апреле 1653 года послы Кондрат Бурляй и Мужиловский заявили в Москве: «И ныне де они у царского величества милости просят, чтобы великий государь их пожаловал, для православные христианские веры велел гетмана их со всем Войском Запорожским принять под свою государеву высокую руку и учинил бы им на неприятелей их на поляков помочь думою и своими государевыми ратными людьми. А к ним де писали и присылали многажды турский султан и крымской хан, зовучи к себе в подданство. И они де в том им отказали, что они мимо великого християнского государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии самодержца к бусурманом в подданство идти не хотят.» (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.263)

В этих многочисленных свидетельствах нет не только намеков на предложения Москве помочь создать независимое государство Украина, но и предложений равноправного союза. Сам Богдан Хмельницкий никак не позиционировал себя ни как глава государства (пусть и непризнанного), ни как вождь отдельного народа(он всегда называл себя гетманом войска запорожского), что также свидетельствует об отсутствии амбиций создать независимое государство. Переговоры с Москвой о переходе в подданство к царю не были тайными. Это не было «шушукание» в Беловежской пуще, где собрались, решили и народам объявили. Богдан Хмельницкий и казацкая старшина не скрывали свое желание перейти в подданство к российскому царю от населения, о чем свидетельствуют расспросы в Посольском приказе, который по совместительству выполнял и функции разведки, собирая данные о настроениях в Малороссии. Так же посылались отчеты пограничными воеводами о расспросах, приходивших из Малороссии купцов. Из расспросов купца П.Щекина выяснилось: «А про Хмелинсково говорят, что у них слух есть из Хмелинсково обозов, что Хмелинской от себя ко государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии посылал бить челом, чтоб государь, ево, пана Хмелинсково, с черкасы и з городы, чем Хмелинской владеет, принел под свою государеву державу».(2 мая 1651 г/Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.57)

А вот другой расспросный лист Алексея Мискова:

«А на Москве путивлец Олексей Мисков сказал: как де он ехал ис Киева в Путивль, и в литовской де стороне в Киеве и в ыных городех за государское многолетное здоровье бога молят и молебны поют з звонами, и ис пушек стреляют. А говорят то, чтоб де царское величество изволил их принять под свою государскую высокую руку». (Март, 1653 года. Расспросные речи в Посольском приказе путивльца А. Мискова, возвратившегося из Киева// Воссоединение Украины с Россией, т.3, стр. 260)

Конечно за этими молебнами и стрельбой из пушек за здравие московского царя, могли стоять негласные распоряжения Богдана Хмельницкого, который рассчитывал на то, что приезжающие купцы из России обязательно передадут куда следует. Но здесь важно то, что Богдан Хмельницкий не скрывал перед населением свои намерения, и никого это не возмущало, хотя по логике националистов, население, так жаждавшее «незалежности» должно было просто поднять бунт и сбросить продажного гетмана за «сдачу национальных интересов» (как сейчас модно говорить). Не мог же он всем еще при этом рассказывать, что это он приказывает делать только для того, чтобы втянуть Россию в войну, а сам ни-ни, даже не думает о подданстве московскому царю. Но никакого возмущения не было, все радостно пели молебны за здравие царя.

На многочисленные просьбы Богдана Хмельницкого Алексей Михайлович, наконец, дает принципиальное согласие принять Малую Русь в состав России.  Это решение давалось нелегко, так как это означало автоматическое начало войны с Польшей, с которой был заключен вечный мир. Кроме того, многие еще помнили неудачную кампанию 1632-34 года против Польши. Алексей Михайлович написал официальную грамоту Богдану Хмельницкому 22 июня 1653 года.  Из нее следует, что Алексей Михайлович согласен принять Малую Русь в свое подданство и что началась подготовка к войне с Польшей.

 

(Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.323)

Но только на Земском соборе 1 октября 1653 было окончательно принято решение о разрыве отношений с Польшей, начале войны и принятии Богдана Хмельницкого в подданство. Собор высказался за объединение Великой и Малой Руси. Сначала собор заслушал долгий перечень нарушений польской стороной условий мирного договора, в результате чего было выработано решение:

«И выслушав, бояре приговорили: за честь блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Русии, и за честь сына его государева, великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Русии, стояти и против полского короля война весть...». (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.413)

Относительно Малой Руси и гетмана Б.Хмельницкого Земский Собор постановил:

«А о гетмане о Богдане Хмелницком и о всем войске запорожском бояре и думные люди приговорили, чтоб великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Русии, изволил того гетмана Богдана Хмелницкого и все войско запорожское, с городами их и с землями, принять под свою государскую высокую руку...». (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.413)

На Украину для принятия присяги запорожских казаков и остального населения было отправлено посольство: боярин Василий Васильевич Бутурлин, окольничий Иван Васильевич Алферьев и думный дьяк Ларион Дмитриевич Лопухин.

7 января 1654 г. в Переяславе состоялась встреча царских послов с гетманом Б.Хмельницким, во время которой были обсуждены вопросы о ходе и порядке соответствующей церемонии, назначенной на воскресенье следующего дня.  «И чтоб завтро, генваря в 8 день, ему, гетману, государеву грамоту подать и государев милостивый указ сказать на съезжем дворе, а подав бы государеву грамоту и сказав государев милостивой указ, того же дни итти в церковь и учинить ему, гетману, и полковником, и иным начальным и всяким людем веру, как им быти под государевой высокою рукою». (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.459) Из этих слов Бутурлина следует, что на 8-е число намечено только зачитывание указа царя и приведение к присяге гетмана, полковников и остального населения. Никаких планов подписания союзного договора, ратификации соглашений, признания независимости Украины и т.д. и в помине нет.  После определения порядка церемонии, гетман и писарь Выговский говорят:

  (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.460)

Обратите внимание, что Богдан Хмельницкий вместе с Иваном Выговским признает Киев царской вотчиной и Украину называет Малой Русью.

8 января 1654 года состоялась сначала тайная рада Богдана Хмельницкого и старшины, после чего была созвана общая рада. На этой раде Б. Хмельницкий произнес свою знаменитую речь, сказав, что жить нам без царя нельзя и предложил выбрать себе царя из четырех возможных: султана турецкого, хана крымского, короля польского и московского царя «православный Великия Росия государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Русии самодержец, восточной, которого мы уже шесть лет безпрестанными молении нашими себе просим», и вслед за этим добавил: «тут которого хотите избирайте». Сам гетман высказался за московского царя. «Народ возопил: волим под царя восточного». После этого полковник Тетеря начал обходить народ и спрашивать на все стороны: «вси ли тако соизволяете? Рекли весь народ: вси единодушно. Потом гетман молыл: буди тако». После этого на съезжем дворе Бутурлин передал грамоту царя Богдану Хмельницкому, которая была зачитана перед всеми присутствующими.

Таким образом, на Переяславской Раде был вынесен вопрос о том, под властью какого царя быть Малой Руси. И рада высказалась за «царя восточного». После съезжего двора отправились все в соборную церковь, где в торжественной обстановке должна была происходить присяга гетмана и старшины по чину, который был заранее прислан из Москвы. Однако гетман пожелал, чтобы прежде посол за царя принес клятву.   На это он получил отказ, так как от имени царя послы присягать не могли. Гетман со старшиной смутившись, удалились из церкви на совещание. Националистические историки пытаются выдать этот конфуз, как отказ московских властей от признания равноправности договаривающихся сторон, по которому  также как гетман и старшина, так и московский царь должен был взять на себя обязательства по соблюдению неких союзных договоренностей по отношению к «независимой» Украине. Отказ послов от присяги выдают как коварный план Москвы, которая не хотела брать на себя никаких обязательств и принуждала казаков к односторонним обязательствам, извратила смысл договоренностей и, в конце концов, захватила встающую на путь независимости Украину. Это очевидная ложь, так как никаких договоров или союзных соглашений не было и 8 января 1654 года никакие документы не подписывались. Изобличает эту ложь также сам характер требований Б. Хмельницкого.

«И гетман Богдан Хмельницкий говорил им, чтоб им, боярину Василью Васильевичю с товарищи, учинити вера за государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии, что ему, государю, их, гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское, польскому королю не выдавать, и за них стоять, и вольностей не нарушать, и хто был шляхтич, или казак или мещанин, и хто в каком чину наперед сево и какие маетности у себя имел, и тому б всему быть попрежнему» (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.464). Становясь поддаными царя, гетман и старшина были обеспокоены, прежде всего, сохранением за собой своего социального статуса и собственности. Также они хотели гарантий личной безопасности на случай, если между царем и польским королем будут впоследствии достигнуты мирные соглашения. Другими словами, больше всего руководителей казаков в данной ситуации интересовали их личные интересы.  Они боялись потерять те имения и доходы, которыми они располагали. Поэтому они требовали не присяги на верность украинскому народу от Алексея Михайловича и не клятвы соблюдать союзные обязательства, а гарантий неприкосновенности их прав, вольностей и имений, как подданные нового царя. О том, что речь идет именно о их собственных личных интересах, а не интересах государства сами руководители казаков заявляют после того, как явились снова в церковь. «И после того пришли в церковь гетман Богдан Хмельницкой и писарь Иван Выговский, а с ними полковники, и сотники, и ясаулы, и атаманы, и казаки. И говорили боярину Василию Васильевичю с товарыщи гетман, и писарь Иван Выговской, и полковники, что они во всем покладываютца на государеву милость, и веру по евангельской заповеди великому государю вседушно учинить готовы и за государское многолетное здоровье головы складывать ради; а о своих делах учнут они, гетман и Войско Запорожское бити челом великому государю». (Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.466). На том и порешили. Гетман и войско запорожское приносит присягу, а о подтверждении вольностей и прав будут писать к царю челобитные. «И того ж числа божиею милостию и пречистые богородицы помощию и заступленьем великих чюдотворцов Петра, и Алексия, и Ионы, и Филиппа московских и всеа Русии, и всех святых, и великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии самодержца счастьем боярин Василей Васильевич Бутурлин с товарыщи гетмана Богдана Хмельницкого, и писаря Ивана Выговского, и обозничего, и судей, и ясаулов войсковых, и полковников, и все Войско Запорожское под государеву высокую руку привели»( Воссоединение Украины с Россией/ Документы и материалы, т.3, стр.466).

Русское посольство приняло присягу от гетмана и войска запорожского, после чего началась подготовка к приведению к присяге остального населения Малой Руси.
Продолжение: http://history-of-ukr.livejournal.com/2030.html

Варяги, Русь

Статьи Богдана Хмельницкого (Березневі статті)

17(27) февраля 1654 г

Прошение по пунктам Богдана Хмельницкого о подтверждении прежних их прав и вольностей, и о судах и о протчем